Портрет

В тот день Александр Петрович Лебедев решил прогуляться по Арбату. Он не был там очень давно, лет десять наверное, поэтому ему было очень интересно посмотреть как там теперь стало. А там все осталось таким, каким и было, вот только люди, кажется, немного изменились — стали не такими веселыми — фальшиво радуются, улыбаются, смотрят…

Хотя, Александр Петрович, наверное, просто разучился смотреть на мир без претензий — чистыми глазами, как смотрел когда-то в юности.
«Участь жадного старика!» — почему-то подумалось ему тогда. И вернее всего, так оно и было.
В свои сорок семь, в плаще, строгом костюме и галстуке, здесь среди всех этих музыкантов, художников и поэтов, Александр Петрович выглядел стариком. Скучающей походкой он медленно шел мимо всех, отстраняясь от любопытных взглядов и голосов. Все эти люди казались ему алчными, стремящимися вытянуть деньги из всякого мимо них проходящего.
Александр Петрович давно привык к человеческой алчности. Ведь он был богат и каждый человек, включая его собственного сына, в первую очередь жаждал от него денег и только потом чего-нибудь менее меркантильного.
Теперь все стремятся жить счастливо, и наивно отождествляют счастье с богатством, все — кто не богат.
От народа, шума, и мрачных мыслей Александр Петрович устал и присел на раскладной стульчик к какому-то тихому пареньку. Тот понимающе кивнул и даже не стал приставать с предложениями нарисовать портрет, а ведь это был художник. Перед ним стоял небольшой грязный этюдник на крышке которого было выведено черной краской: «портрет за 15 минут». Впрочем среди картин которые он предлагал на продажу портретов почти что не было. Почти — означает, что портрет был только один, и валялся он в самом дальнем углу экспозиции потому и заметил его Александр Петрович не сразу.
—Рисуете портреты? — спросил Александр Петрович, ехидно кивнув в сторону работ паренька.
—Нет, — равнодушно ответил он, — это не мой этюдник, за прошедший год я нарисовал только один портрет.
—Этот? — Уточнил Александр Петрович, указывая на тот самый единственный обнаруженный им пыльный холст с изображением какого-то старика.
—Да, — утвердительно зкивал парень.
—Можно посмотреть?
Паренек выудил картину, слегка отряхнул от пыли и протянул ее Александру Петровичу.
—Кто это?
—Джин. — тихо ответил парень.
Тут рядом с ними, невесть откуда, появилась лохматая собака, которая как показалось Александру Петровичу, откликнулась на слово «джин».
Парень перехватив озадаченный взгляд своего гостя, пояснил:
—Пса тоже зовут Джин. Лежать Джин!— скомандовал он и собака тут же послушно распласталась на земле.
— Это его портрет. — Загадочно добавил парень.
—Что?
—Не верите? Мне никто не верит. Хотите я расскажу вам?
Александр Петрович кивнул в знак согласия и парень начал свой рассказ:

2

Я самый обыкновенный посредственный художник. Впрочем, вы и сами это видите. Работы мои продаются плохо. Но делать я ничего другого не умею, так и живу, в нищете. Не повезло.
Друзья-однокурсники давно плюнули на искусство и славу. Живут нормально — зарабатывают, семьи, дети, любовницы, все как у всех. Помогают мне, хорошие они. А я, я просто ненавижу эту дрянную живопись! Искусство! Это лицемерное ханжество — поклонение! Это же своего рода — идолопоклонничество. Ведь за шедевры великих мастеров могут убить человека, да что там человека — много людей
!

Впрочем, за деньги конечно убивают, за те миллионы в которые оценивают картины эти. И, главное, что не сами картины так дорого оценивают, не саму живопись, в живописи теперь мало кто понимает, платят за авторскую принадлежность! Никого не интересует, хорошо ли, нарисовано, главное – кто автор, если признанный всеми мастер, значит и картина – шедевр! Ведь не может же гений делать посредственные вещи…
Да, это его портрет! Портрет моего пса Джина. Понимаю, звучит странно, но это действительно он. Таким он был…

Впрочем, я никак не могу начать рассказывать главное, все хожу вокруг, да около, жалуюсь, плачусь, простите, это лишнее. Почему так трудно рассказывать главное? Не замечали? Словно кто-то намеренно отводит от темы.

Десять лет назад, будучи студентом московской академии ваяния и зодчества, иначе говоря — института имени Сурикова, обзавелся я обыкновенной арабской лампой с джином внутри. Звучит банально, а что делать? Приврать даже нечего, потому что, так оно все и было — стереотипно.

Джин этот – старикашка в халате, и лампа ржавая и старая – арабская. Как в сказках или фильмах. Лампу эту дурацкую у друга в мастерской нашел. К нему она попала из институтского метафонда, который недавно обновили, а все, что списали он себе и прибрал. Он тогда художником был способным и с кастеляном дружбу водил…

Вобщем, взял я эту лампу с его согласия, он, все одно, ее как пепельницу использовал, и не рисовал ни разу. А мне почему то захотелось ее порисовать. Остальное и пересказывать тошно – потер я ее дома и тут, как водится – дым вспышки и он —джин значит появляется — гаденький такой старичок с подлыми глазками.

Я джин, говорит, а я и не сомневаюсь что джин, раз из лампы в спецэффектах появился.

Можно мне сынок, спрашивает, сходить в отхожее место по малой нужде? Мы джины, когда материализуемся становимся точно как вы – люди, со всеми вашими качествами и потребностями. Голод и многое другое я давно научился контролировать, а вот желание пописать никак не преодолею…
—Что, и три желания исполнишь? — Ошарашенно спросил я.
—Исполню сынок, только позволь сперва отлить.

Сказав это джин заперся в туалете и минут тридцать кряхтя и постанывая мочился. Впрочем, я почти не слышал это журчание, меня интересовало другое — чего бы загадать! Наконец он вышел сияющий. Сам Будда, наверное, не выглядел таким просветленным поднявшись через сорок дней из под своего дуба.
—Теперь я расскажу тебе правила. Слушай, о мой повелитель! – джин явно издевался. — Количество желаний ограничено, сколько ты можешь их исполнить через меня, я знаю, но вправе не говорить тебе — может три, а может и десять! Одно положено тебе знать – желаний не бывает менее двух штук. Далее, пока к своим словам описывающим просьбу ты не присовокупишь приказ — «работай», желаемое мной принято к исполнению не будет. Говорить со мной ты можешь о чем угодно, но подумай, прежде чем добавить к чему-либо этот приказ, если ты случайно оговорился или перехотел чтобы я исполнял это, я вправе все равно исполнить это недоразумение, впрочем, так поступают только самые бездарные джины. Я никого не ловлю на ошибках. После исполнения всех твоих желаний я перестану повиноваться тебе через эту лампу. Ее давно пора выкинуть, и не сомневайся, лампа не будет работать после тебя, потому что меня там уже не будет. Поэтому совершенно бесполезно потом пытаться меня вызывать через других людей.
—Это всё?
—Да, теперь можешь осуществлять свои мечты, о наисчастливейший из смертных!

С этими словами джин бесцеремонно плюхнулся в мое кресло и погрузился в созерцание телевизионных программ.
Я впервые в жизни наблюдал такого бесцеремонного и нахального джина. Только что появился невесть от куда, выполз из ржавой лампы, ни здравствуй, ни спасибо, а уже чувствует себя здесь как дома! Никакой культуры! Нахал!
—Хочу услышать полную версию правил твоего контракта с людьми. Я всегда хотел знать, почему джины исполняют желания, кто вас заставляет это делать, зачем? Вобщем — работай!
Джин тут же достал из запазухи свежеотпечатанную пачку листов с текстом на русском языке. Передал их мне и невозмутимо продолжил просмотр телепередач.

3

Я ушел на кухню, сел за стол и принялся читать этот невероятный контракт.
Да, там действительно значилось, что количество желаний для каждого отдельно взятого индивидума генерится случайным образом, и джин имеет право не говорить сколько их. Так же он может огласить лишь основные правила контракта и скрыть его подробности. Примечанием значилось, что разглашение этой информации прочим лицам карается жуткими проклятиями. Поэтому я и не стану приводить вам текст контракта дословно. Ведь даже джины подчиняются этим правилам и следовательно сами боятся этих проклятий.

Вобщем, ознакомившись с тестом я понял, что мой джин не так прост, скажу больше — он просто жулик этот джин! Многое из того, что можно говорить «клиенту» — то есть мне, он почему-то скрыл, другое переиначил. Я усиленно чесал голову и лихорадочно размышлял, чего бы такого загадать, чтобы не жалеть потом всю жизнь о собственной нерасторопности. Загадать правильно! Иначе плохо сформулированное желание джин имеет право исполнить как ему вздумается, не обращая внимания на пункт № 8 в котором значилось буквально следующее:
«Если джин с помощью обмана или иным путём уклонится от исполнения желания клиента, то навсегда станет рабом обманутого».
А что бы вы загадали на моем месте? Вечную жизнь? Много денег? Совершенный ум? Все это конечно хорошо, но неопределенно. Загадай я, скажем вечную жизнь, то что будет? Перестану стареть? Даже если меня разрежут на кусочки, то все равно останусь живым? А если джин обманет и я умру, ему за это ничего не будет так как рабом джин может быть только у живого человека. Или я, допустим, усну навсегда, и что в этом хорошего – все умрут, а я один останусь спящим? Нет, вечная жизнь не для меня.
Деньги, тоже вряд ли стоят целого желания. Богатство это проблемы, а зачем мне просить себе проблемы? Совершенный ум — тем более утопия. Я даже не знаю как правильно сформулировать что такое совершенный ум — знать все? Способность запоминать все и быстро соображать? Вобщем то ума мне и так достаточно…

Несколько дней я не мог придумать ни одного нормального желания. За это время мне порядком надоел этот навязчивый старичек. Однажды я даже просил его убраться обратно в лампу, на что он ехидно переспросил – «это желание?», и я заткнулся.
Как-то вечером, моего джина неожиданно пробрало на болтовню, он безумолку рассказывал про астрологию, херомантию, алхимию, магию и прочее. Упоминал неких мудрецов, глумился над их глупыми желаниями…Скорее всего он все врал, но я слушал очень внимательно.
—Вот скажи, — спросил я, — есть ли на самом деле судьба или все в мире происходит случайным образом?
—Безусловно есть. — Ответил он загадочно улыбаясь. — Мало того, судьбу можно легко узнать, к примеру по линиям на ладонях.
—А изменить судьбу можно?
—Нет дорогой, что должно случиться, то непременно и происходит, хочешь ты этого или не хочешь. Вы — люди, не что иное как заранее написанные творцом программы. Колеблясь в определённых рамках, вы думаете что свободны, но на самом деле вся ваша свобода ограничивается заранее спланирыванным актом всеобщего бытия — общей и одновременно индивидуальной судьбой, законом, обойти который не в состоянии ни одно живое существо. Поэтому я так легко исполняю любые ваши желания, я — часть замысла творца, его инструмент, орудие жёстко контролирующие ваши судьбы. И потому я с лёгкостью могу узнать всё что пожелаю о любом человеке.
—И мою судьбу можешь узнать?
—Запросто. Это твоё второе желание?
—Да, работай! — Ответил я и чуть не прикусил себе язык. Зачем я только что это ляпнул? Но было поздно, джин быстро схватил мою руку, повернул её ладонью вверх и несколько секунд что-то там высматривал. Затем ухмыльнувшись он равнодушно огласил мой приговор:
—Сегодня через пять часов две минуты и одиннадцать секунд ты умрёшь. У тебя остановится сердце, вероятно это произойдёт во сне и ты даже не заметишь как переместишься в мир откуда не возвращаются. Рассказать тебе твой последний в этой жизни сон?

Старикашка зашелся издевательским смехом. Потрясённый услышенным я пристально вглядывался в свою ладонь. Интересно, где он всё это увидел? Умирать дико не хотелось, тем более сегодня! Не через пять лет или, хотябы, дней, а прямо сейчас, здесь, да еще и во сне!
—У меня еще осталось хотябы одно желание? — Взмолился я.
—Да, но учти, оно последнее.
—Тогда сделай пожалуйста так, чтобы я сегодня не умер, а прожил еще хотя бы лет пять-семь? Сможешь?
Джин великодушно кивнул в знак согласия.
—Тогда работай!

Старик кивнул еще раз, затем встал, удовлетворённо потянулся и стал растворяться в воздухе.
—Стой! — заорал я, — ты исполнил моё желание?
—Да, — тихо сказал он просвечиваясь словно матовое стекло.
—А здесь тогда что поменялось? — Завопил я тыча свою ладонь в его полупрозрачную морду. — Ты только что подло солгал мне, не исполнив, но выудив целых два моих законных желания! Признайся, ведь ты и раньше таким образом облапошивал простачков — сначала испугав их как бы предстоящей смертью, а потом великодушно даруя жизнь. Или ты забыл, как только что рассказывал мне про превратности судьбы, божий промысел и запрограммированную несвободу? Ты нарушил контракт! Ты...


Я не успел закончить свою пламенно-обличительную речь. Потому что старик уже перестал исчезать и прямо на глазах быстро уменьшался одноврременно покрываясь густой рыжей шерстью.

Так джин превратившись в пса стал моим рабом. И вот уже почти год живет со мной и исправно служит свою собачью службу. А этот портрет я нарисовал просто так, для себя — на память.

Парень удовлетворённо зевнул, закончив свой увлекательный рассказ. Александр Петрович всё еще держал в руках этот таинственный портрет.
—Продадите? Дам за него хорошие деньги.
Скромный художник немного поколебался для приличия, и согласился.

4

Через несколько месяцев Александр Петрович послал своего человека на Арбат, проверить — сидит ли там всё ещё тот бедный художник со своей лохматой собакой. Оказалось — сидит, и вновь продаёт свою единственную работу — портрет своего пса Джина.

Редакция — 0.1
2009 год.

Автор: 
bukentagen
Голосов пока нет
v-i-d-e-o+2014-В-и-д-е-о+
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. 2010—2017 © «Вирши.рф»