Иванов

Этот рассказ был написан мной в офисе, когда было абсолютно нечего делать и я умирал от скуки. Уйти с работы было нельзя, потому что рабочий день еще не кончился. И я вынужден был тупо сидеть на рабочем месте, потому что так надо.

Труд облагораживает человека — таково общепринятое и навязанное всем суждение.
Вот уже второй час Иванов сидел на своём рабочем месте облагороженный. Он трудился, точнее — сонно смотрел в экран монитора бесцельно перебирая файлы: Из одной папки с именем "Кт2" в другую называющуюся "Кт3", копировать — вставить, копировать — вставить... Это монотонное занятие, разумеется, не доставляло Иванову ни малейшего удовольствия. Но за долгие годы своего благородного труда, он так привык к своей работе, что давно перестал обращать на её смысл хоть какое-нибудь внимание. Сегодня ему надо сделать сто пятьдесят артикулов и он их сделает. Зачем? — Это уже не его дело. В конце концов, он получает за это деньги.

Иванов работал в группе компаний поддерживающих деятельность другой группы компаний, занимающихся поддержкой главной компании. Чем занималась главная компания ни Иванов, ни его коллеги не знали, да им и незачем было это знать. Известно было лишь то, что главная компания называется "Ик74-Паритет-консалтинг", и все распоряжения приходящие непосредственно от-туда были очень важными. Их требовалось исполнять в первую очередь.

Ровно в 10.34 по внутренней почте Иванову поступило распоряжение из главной компании. Увидев жёлтый восклицательный знак в углу монитора, Иванов тут-же бросился его читать.
"Уважаемый господин Иванов! Спешим уведомить Вас о незначительных изменениях в системе коммуникативно-отраслевых отношений между нашими фирмами с учётом внешних социальных влияний обусловленных низкими производственными показателями.
Теперь, для построения правильной иерархии материалов, слово "Пёс" требуется писать через букву "е", "секрет", через букву "и", "внешний" без "и", "сиськи" — не писать вообще ни под каким предлогом.
Если в процессе своей трудовой деятельности Вы столкнётесь с вышеперечисленными словами, ни в коем случае не нарушайте приведённые в этом письме инструкции."

Перечитав письмо четыре раза, Иванов задумался. Заметив, что он впервые в жизни задумался над смыслом рабочего распоряжения, Иванов на несколько минут впал в ступор. Текущая ситуация для него, привыкшего беспрекословно исполнять все рабочие поручения, была полной неожиданностью.

"Причём здесь сиськи"? — ошарашенно думал Иванов.

Не успев выработать предобеденную норму, озадаченный Иванов отправился в столовую.

Отстояв очередь к раздаточным прилавкам, Иванов понял, что совершенно не хочет есть, однако, чисто автоматически взял поднос, поставил на него тарелку салата, плошку супа-харчо и стакан чая.
—Восемьдесят четыре пятьдесят — чётко произнесла кассирша.

Иванов полез в карман за бумажником и вдруг, неожиданно, заметил, что она — эта немолодая, грузная женщина, сидит за кассой без бюстгальтера.
Её обвисшая и слегка сморщенная грудь нагло торчала из под халата, колыхаясь от каждого произносимого женщиной слова. И все равнодушно молчали! Никто не обращал на сей вопиющий факт ни малейшего внимания.
—Восемьдесят четыре пятдьесят, — повторила она и шевельнулась так, что её тёмнокоричневый сосок полностью обнажился.

—Что это такое? — возмутился Иванов.
—Что?
—У вас же груди торчат!
—Разве?
—Да!
—Ошибаетесь, это просто сиськи.
—Что?! Как вы сказали? Так говорить нельзя, так неправильно, главная компания...
—Так вы будете платить? Пожалуйста не задерживайте очередь.

Иванов спешно вытряс их кошелька требуемую сумму, схватил свой поднос и сконфуженно пошел в зал. Проходя мимо столиков, он с ужасом заметил, что у каждой находившейся здесь женщины из под корпоративных пиджаков торчат голые сиськи!

Очутившись за столиком, красный от недоумения Иванов бросился пожирать свой обед. Вдруг до его ног дотронулось что-то мягкое. Иванов заглянул под стол и увидел там рыжую собачью морду.

—Дай по-жрать! —громко прогавкала она.

Иванов в ужасе отскочил назад опрокинув на себя недоеденный салат.
—Что с вами? — Участливо спросила молодая блондинка сидевшая за соседним столиком.

Иванов дико посмотрел на ее обнаженную грудь, вскочил и бросился бежать.
"Что происходит?" — недоумевал Иванов, — "Сума все сошли что ли?"

Выскочив на улицу Иванов слегка отдышался и пришел в себя. Осенний ветерок приятно освежал его распалённую невероятными странностями голову. Он посмотрел на серое небо, на голые ветки одиноко растущей липы и подумал — "Это всё со мной от переутомления. Не надо было вчера смотреть ночные новости, а потом итальянский фильм про спортсменов. Я совершенно не выспался. А это очень влияет на самочувствие и моральный комфорт. Вот пойду сейчас к Пигалициной и отпрошусь с работы."

Всё это время сверху на голову Иванова капали мелкие капельки дождя. Не замечая их, как и никакой прочей красоты природы, Иванов быстро отправился на второй этаж в кабинет номер тридцать восемь к своей непосредственной начальнице — Пигалиценой.

Не застав её на месте, Иванов в ужасе шарахнулся от гологрудой секретарши и пулей выскочил из кабинета. Так просто, без спроса начальства он уйти с работы не мог, но и находится здесь — в этом ужасном здании с гологрудыми женщинами и говорящими собаками он тоже был не в состоянии. Ничего не оставалось, как вернуться на своё рабочее место. И Иванов, опустив голову, стараясь не смотреть на встречных сотрудников, быстро зашагал в направлении своей комнаты.

"Нашей Леночки сегодня нет, слава богу, только Иваницкий и Швандерберг" — успокаивал себя по пути Иванов. Однако, стоило ему пересечь порог родного рабочего помещения, ему навстречу откуда невозьмись выпорхнула гологрудая Леночка и что-то защебетала.

—И вы тоже!!! — воскликнул Иванов и зажмурился.

Леночка в недоумении пожала плечами и ушла рассматривать себя в зеркало. Убедившись, что с ней всё в порядке она с заговорщицким видом стала о чём-то перешептываться с Иваницким. Затем они подозвали к себе Швандерберга.

Всё это время Иванов бормотал что-то бессвязное, стоя посреди комнаты, обхватив голову руками.

—Иванов, Вас просит подойти Пигалицина. — громко сказал кто-то заглянув в дверь.

Иванов не реагировал.

Леночка на цыпочках вышла из комнаты, Иваницкий уткнулся в свой монитор и стал что-то быстро писать, Швандерберг принялся звонить по телефону.

До стоящего в шоке Иванова никому небыло никакого дела. Устал человек — бывает.

Немного придя в себя и успокоившись Иванов решил не обращать ни на что внимания, встряхнулся, сел за свой стол и продолжил свою работу.

"Нет ничего важнее работы, стоит немного отвлечься и сразу попадаешь в странные ситуации." — Думал Иванов старательно пересохраняя файлы. Контрол ц, контрол в...

Доработав до конца рабочего дня он молча встал, выключил компьютер, одел куртку и отправился домой.

На улице светило оранжево-осеннее солнце, сквозь рычание многочисленных автомобилей доносились птичьи трели. Где-то мяукали коты и сквозь всю эту какофонию звуков Иванову непрестанно слышался собачий лай очень походивший на человеческую речь.

На следующий день Иванов впервые за долгие годы посмел опоздать на работу. Также впервые он был одет не по форме. Но еще более странным был его взгляд. Он излучал радость. Теперь Иванов смотрел на мир, а не куда-то там вперёд через рабоче-поверхностные мысли. Теперь он ВИДЕЛ!

Направившись прямиком к начальству Иванов потребовал немедленного расчёта.

—Вас что-нибудь не устраивает? — Вежливо поинтересовалась Пигалицина.
—Да, меня не устраивает моя жизнь. — Уверенно ответил Иванов.
—Но прежде чем получить расчет, вы должны будете отработать еще две недели.
—Работать у вас я больше не буду, ни двух недель ни даже пяти минут.

Пигалициной ничего больше не оставалось, как принять условия Иванова.

Уволившись, счастливый Иванов отправился слоняться по городу. Его изумляло, что в разгар рабочего дня на улицах было полным полно прохожих, правда все они как-будто спешили куда-то по делам и ничего вокруг себя не замечали. Каждый был занят мыслями о работе и прочим вздором. И никто, ни один из них не слышал как деревья подшучивают над хмурым осенним ветром, как пара псов встретившись и основательно обнюхав друг друга, поздоровались и договорились сбегать к продуктовому магазину, как несколько ворон быстро пролетели куда-то на юг с криками "там, там!", а угрюмый голубь, услышав их, вспорхнул и медленно полетел за ними.

"И как я раньше мог всего этого не замечать?"— изумлённо думал Иванов.

Редакция -1.0
Сентябрь 2010

Автор: 
bukentagen
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

1 комментарий

Не понял, почему ему всё

Опубликовано Гость в Пнд, 07/25/2011 - 23:17.

Не понял, почему ему всё время мерещились сиськи? Он что сексуально озабоченный?

v-i-d-e-o+2014-В-и-д-е-о+
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. 2010—2017 © «Вирши.рф»