В темноте

Синопсис: 

Оказавшись в темноте, не имея возможности вспомнить — кто ты. Что делать? Куда идти?

Однажды, я оказался в полной темноте. Я понял это, когда, моргнув несколько раз, не смог отличить открыты или закрыты мои глаза. Такую темноту обычно называют кромешной тьмой. Она растворяет в себе всё и кажется что вот-вот поглотит тебя. Но даже в кромешной тьме я пытался видеть. Не закрывая ненужных глаз, словно надеясь что-нибудь здесь разглядеть, я шел на ощупь, вытянув перед собой руки. Спустя некоторое время, я понял, что иду уже довольно долго и ни разу ни на что не наткнулся. Словно я шёл в абсолютной пустоте. Мне стало не по себе, а вдруг я заблудился или хожу по кругу? Остановившись, я почему то наклонился и ощупал свои ноги. Они были на месте, как и руки которыми я их ощупал. Я ощутил что на мне джинсы, скорее всего те самые — мои любимые тёмно-синие. Затем я присел и ощупал место на котором только что стоял. Своими ладонями я ощутил прохладу земли. От земли шёл запах глины с привкусом чего-то металлического. Может быть рядом железная дорога? Значит я на улице, тогда почему так темно? Только сейчас я осознал, что не помню, как я тут очутился. Мало того, я вообще не помню кто я такой!

Детям свойственна боязнь темноты. Я тоже лет до шести боялся темноты. Родители, уложив меня спать, гасили свет и уходили в другую комнату, после чего я долго не мог уснуть. Дрожа от страха, я смотрел на тонкую полоску света пробивавшегося из-за двери родительской спальни. Эта полоска света в дверном проёме спасала меня от ужаса темноты. Я верил и цеплялся за нее как утопающий хватается за соломинку, как приговорённый к смерти до последнего верит в помилывание. Вероятно, даже в материнской утробе не так темно. Скорее всего там полумрак. Полной и непроницаемой темноты там быть не может, иначе как там расти?

Меня охватило странное ощущение, я увидел, нет, скорее почувствовал — вспомнил упоительно тёплый, уютный золотистый полумрак состоящий из слабо мерцающих протуберанцев. Словно я находился в вязком, но приятном желе поверхность которого напоминала извилины. Я когда-то видел на картинке как выглядит человеческий мозг. Он такой, будто сморщенный. Однако видно, что это не морщины и не складки, а именно структура его поверхности. Почему она такая — совершенно не понятно. Завороженно вглядываясь в эти причудливые очертания, я вдруг осознал, что они двигаются. Точнее никакого движения не различалось, но их очертания постоянно менялись.

В юности, начитавшись в Интернете историй про галлюциногенные грибы, я решил их попробовать и раздобыл пакетик с этими странными растениями. Сушеными они выглядели как длинные тонкие переплетенные между собой коричневые корешки, и если бы не треугольные остроконечные шляпки, я бы никогда не поверил, что это грибы. В тот же день я сжевал их все вместе с жаренной картошкой. Никакого вкуса они не имели, можно сказать — обыкновенная солома, хотя солому я до сих пор ни разу в жизни не пробовал. И через пол-часа меня накрыло. Сначала было ощущение сильного опьянения, зато потом начались те самые галлюцинации, ради которых и употребляют эти грибы.

Я видел пространство. Повторю еще раз для тех, кто не понял — я видел пространство. Обычно мы видим не само пространство а что-нибудь дальше себя, после чего понимаем, что это что-то находится на некотором удалении от нас. Если этот объект очень далеко, то в пространстве может возникнуть дымка. Говорят, что это оптический атмосферный эффект. Саму атмосферу мы не видим, хотя она тоже имеет плотность и полностью окутывает всё наше пространство. Так вот, глядя под грибами на потолок я видел пространство отделяющее его от меня. Всё оно словно было пронизано едва различимыми белыми вертикальными нитями. Если сравнивать с чем-то обыкновенным и понятным, то как будто толстые нити паутины из табачного дыма свисали с потолка причудливо колыхаясь в воздухе. Но не от ветра, а сами по себе, как те протуберанцы на поверхности вокруг меня. Испугавшись, что я сейчас погружусь в грёзы и никогда больше не вернусь к реальности, я вскочил с кровати и включил телевизор. Смотреть телевизор было невозможно, точнее — невыносимо. Картинка на экране была тусклая и застывшая, лица походили на желтые восковые маски, а звук не соответствовал изображению и вообще — шёл не от-туда, а как бы из преисподней. Я выключил телевизор и отвернулся. На противоположной стене лицом к которой я теперь находился, висел старый тёмно-бордовый ковер. Я взглянул на него и словно был пойман лабиринтом его орнамента. Несколько часов подряд я пристально созерцал ковер, наслаждаясь каждым его узором. Они тоже небыли застывшими. Линии на ковре изгибались, их танец завораживал. Испугавшись быть навсегда пойманным движением узоров ковра, я зажмурился. Потом я играл на гитаре восхищаясь красотой каждого звука. Смотрелся в зеркало, пытался что-то писать на листке бумаги. Я видел своё лицо — оно было ужасным...

К чему я сейчас всё это вспомнил? В каком году это было, в прошлом или лет тридцать назад?
Я неожиданно осознал, что лежу сейчас на чём-то тёплом и мягком, впрочем мне было очень хорошо и спокойно. Я медленно перевернулся на другой бок и вспомнил как влюбился в первый раз.

Это произошло когда я учился в восьмом классе. Её звали Таня. Она почти на два года была старше меня. Много раз до этого я видел её в школе, но никогда не обращал на нее внимания, но в этот раз вдруг обратил. Она показалась мне самим совершенством, воплощением грации, эталоном красоты. А её глаза — я обожал их.

Я шел домой после уроков, всё еще не понимая что же со мной произошло. Мне хотелось бежать к ней, быть с ней рядом, смотреть в её потрясающие карие глаза. Всю неделю я выслеживал её после школы. Обычно, вместе с подружками она шла до остановки пешком, потом садилась в автобус и уезжала куда-то в сторону станции. Подойти к ней, тем более когда с ней были её подруги, я не решался. Как-то заранее дождавшись её на остановке, я влез в автобус вместе с ней. Скорее всего она давно заметила, что я слежу за ней, но виду не подавала. Вот и сейчас как будто не замечала, что я пялюсь на неё из глубины салона. Она вышла на конечной, разумеется я пустился за ней следом...

В тот раз я выследил её до дома и наконец узнал где она живет. После того как она скрылась в подъезде, я стал ходить вокруг дома пытаясь определить где её окна. Сделав пару кругов я вернулся к её подъезду и наткнулся на группу местных пацанов. Дело в том, что это был не мой район. В те далёкие времена моего детства просто так разгуливать в одиночку по чужим районам нашего горда было не безопасно. В морду могли дать. Поэтому увидев парней, я сделал вид что иду в подъезд к «тёте» , но было поздно, они уже окружили меня. Высоким ростом или внушительным видом я никогда не отличался, поэтому их главарь, презрительно осмотрев меня с ног до головы, сплюнул сквозь зубы и спросил:
-Откуда?
-С Москвича, — быстро ответил я.
-Кого знаешь?
-Бардина, Бэбэна, Якуню
-Бардин в тот раз Коляну челюсть сломал. — Тихо заметил кто-то из пацанов, после чего мне несколько раз двинули кулаком в лицо и сказали чтоб я тут больше не появлялся.

Когда я вернулся домой от былой любви не осталось и следа.

Нет, где я всё-таки сейчас нахожусь? Темно как у негра в жопе, а я разлёгся тут и молодость вспоминаю! Молодость, значит я сейчас старый? А насколько? Я встал на ноги и ощупал своё лицо. Ничего старого дряблого высохшего или морщинистого я не обнаружил. Зато заметил что я сильно не брит. Щетина была размером в несколько дней. Я что здесь уже несколько дней?

Вдруг что-то послышалось впереди, какое-то эхо или отголосок эха. Я повернулся и пошёл в направлении звука. Но сколько я не шел, больше ничего не слышал. Только собственное дыхание и хлопки шагов. Нет, эха здесь быть не может, ему не отчего отражаться, вряд ли здесь есть стены.

Чтобы убедиться в этом, я резко побежал вправо. «А вдруг я упаду в пропасть!» — подумал я и тут же становился. Мой страх навязчиво хотел перерасти в панику, как в тот раз, зимой, когда я катался на лыжах:

Я уже выехал из леса на поле, как вдруг увидел, что со стороны гаражей ко мне бежит стая собак. Испугавшись, я прибавил ходу, но собаки быстро настигли меня и взяли в кольцо. Они громко лаяли пытаясь наброситься на меня. Лыжи перепутались и утонули в снегу. Едва стоя на ногах я кое-как отмахивался от собак лыжными палками. Вокруг никого не было, но я всё равно заорал изо всей силы. Казалось, что даже собаки немного испугались моего крика. Я не кричал «спасите» или что-нибудь вроде того, я просто орал что есть мочи. Вопил, как бешеный перекрикивая собачий лай. И наконец они сдались. Поняв что им меня не достать, они так же стремительно умчались в сторону гаражей и исчезли из вида. В тот раз я ощутил настоящий страх, и понял как выглядит подлинная звериная ярость. Удивительно, но после этого я не страдал собакофобией, а напротив совершенно перестал их бояться.

К чему я это сейчас вспомнил? Ах да, я же потерялся и нужно во что бы то ни стало найтись. Но как это сделать? Куда идти? Стоя в непроницаемом мраке я почему то был твёрдо убежден, что никакой пропасти тут нет. А раз проваливаться мне некуда, значит надо идти вперед до тех пор пока я куда-нибудь не приду. Но куда можно придти в темноте?

В любом случае оставаться на месте было бессмысленно и я уверенно направился вперед. Теперь я шёл даже не вытягивая перед собой руки, темнота меня больше не пугала, казалось я к ней привык.

Несколько часов я шёл не останавливаясь. Вокруг ничего не менялось, по прежнему было так же темно, как в момент, когда я здесь очутился. Интересно, а сколько времени прошло с тех пор? По моим прикидкам часов шесть-семь. Но когда вокруг ничего нет, то не существует и времени. Ему не за что цепляться, негде оставаться, отражаться, запечатляться. Если оно сейчас и существует то исключительно в моём сознании.

Я где-то слышал или читал про опыты с ощущением времени:

Группу испытуемых помещали в замкнутое пространство, как говорится без окон без дверей, и заставляли пытаться определить сколько часов они там пробыли. Практически все испытуемые после окончания эксперимента были уверены что они пробыли взаперти неделю, в то время как на самом деле прошел почти что месяц. Учёными проводившими этот опыт был сделан вывод что внутренние биологические часы людей не соответствуют земному суточному циклу. Вместо 24-х испытуемые жили в 36-ти часовом цикле. То есть, бодрствовали примерно 24 а спали 12 часов.

Для приверженцев версии что все мы «Марсиане», этот эксперимент стал одним из базовых доказательств. Ведь раз так, значит мы либо пришельцы с другой планеты сутки на которой равнялись 36 часам, либо наша Земля раньше вращалась медленнее. Но так как вращаться медленнее Земля раньше ни как не могла, наоборот, считается, что раньше Земля вращалась гораздо быстрее, а теперь она постепенно тормозится в том числе Луной и через несколько сотен тысяч лет Земные сутки будут длиться 26 и более часов...

Размышляя об этом, я немного отвлёкся от своей странной ситуации. Я даже забыл про темноту и просто шел куда-то. Сколько я так «гулял» определить было невозможно. Усталость пока не ощущалась, вероятно потому что уж слишком всё происходящее сейчас со мной было необычным. Может покричать? Я совсем забыл как звучит мой голос.

«Э!» — крикнул я. Чёрная тишина мгновенно без остатка проглотила весь мой крик. Да уж, попал так попал.

Я понял — это сон! причем какой-то идиотский. Вот проснусь расскажу Лене. Лена! Оказывается у меня есть жена! Интересно, сейчас она мирно похрапывает рядом со мной или..? Или я всё-таки не сплю, не может быть, — это сон и точка. Главное чтобы не летаргический. Невозможно долго смотреть такой неинтересный сон. Скорее бы уж кто-нибудь разбудил меня...

А вдруг я умер? Почему нет? Правда там в жизни, все в голос твердили, что когда умираешь летишь по длинному тоннелю к свету. А не слоняешься в кромешной тьме, пытаясь вспомнить кто ты такой. Кстати, кто же я всё таки такой? Рассуждая логически, когда то я точно был человеком. Причем мужчиной. У меня было детство, юность, молодость, зрелость...Старости пока вспомнить не удаётся. Будем считать что её не было, значит я умер от болезни или был убит.

Смерти или боли не помню, много раз видел смерть в кино и по телевизору, а вот по-настоящему не видел. Мёртвых то довелось повидать, но сам процесс в реальности никогда. Как там в боевиках выражаются — «чик, и ты уже на небесах» ...

Странно, за свою жизнь я посмотрел огромное количество фильмов, прочитал множество книг и всяких текстов. Отлично помню содержание многих из них — имена персонажей, сюжет, а собственную жизнь вспомнить не могу! А может её вообще не было? Тогда что сейчас? А сейчас я сплю и мне снится что я умер и пытаюсь вспомнить свою прожитую жизнь. А так как мне это снится, значит и вспомнить её я не могу, фантазии не хватает, поэтому выдергиваю случайные фрагменты из прочитанных книг, просмотренных фильмов и на их основе компилирую собственные воспоминания! Да, но откуда тогда взялись воспоминания о книгах и фильмах?

В своих раздумьях я не заметил, что стою, облокотившись на стену. Еще чудеснее было то, что в своей левой руке я держал яблоко. Отличное спелое яблоко, только что упавшее с ветки яблони. Продолжать думать о том, что сейчас со мной происходит и откуда оно взялось, было невыносимо. И я решил больше не думать.

«Остановить мир» , как выражался Карлос Кастанеда, которого я когда то читал — избавиться от внутреннего диалога. Нераздумывая, я просто взял и съел яблоко целиком за несколько укусов вместе с огрызком. Выплюнул семечки, утёрся ладонью и отправился вперед.

И плевать мне на стену. Чем мне может помочь стена? Что она может для меня прояснить? Даже если на ней было бы что-нибудь нарисовано или написано, к примеру указатель: «Москва — 100 км.» , я бы всё равно его не увидел.

Вот, еще одна координата всплыла — Москва. Теперь я знаю, что именно в этом городе я когда-то жил...
«
Зайчик мой хороший» , неожиданно произнёс ласковый женский голос. «Скоро скоро» , повторил он. Я замер. Несколько минут я напряженно вслушивался, но больше ничего не слышал.
—Эй! Есть тут кто-нибудь — на всякий случай спросил я.
—Никого нет — ответил мне кто-то в самое ухо.
—А ты кто? — удивился я.
—Никто, грустно прошептал голос.
—Но я слышал женщину...
—И я её слышал.
Так, — подумалось мне, — это финиш, всё, как говорится — «приплыли» . Воображаемые голоса — это признак сумасшествия. А где гарантия что я все еще не спятил?
—Ты всё еще не спятил. — тут же подтвердил голос.
—Но если так, то кто ты такой?
—а ты кто?
—не помню, — честно ответил я.
—Я тоже. — промолвил голос. Казалось, что если он сейчас зарыдает или исчезнет и я навсегда останусь один в этой темноте.
—Стой, ты где, протяни мне свою руку. — попросил я.
—У меня нет рук.
—Как это нет? А что у тебя есть?
—Ничего. Меня здесь нет.
—А с кем я тогда разговариваю? — закричал я.
—Со мной. Не бойся, я твой друг. — в голосе угадывалось что-то знакомое и доброе, чему хотелось верить.
—Хорошо, ты поможешь мне выбраться от сюда?
—Конечно. — обнадёжил голос.
—У тебя есть имя? Как мне тебя называть?
В ответ голос отрицательно покачал головой. Вы спросите — а как я узнал, что он покачал головой, ведь только что говорил, что нахожусь в полной темноте. Не знаю. Может некое внутреннее зрение прорезалось, а может мне так почудилось. В одном я был абсолютно уверен — у него никогда не было имени.
—У меня нет имени. — подтвердил голос.
—А там? — спросил я.
—Где там? -— переспросил голос.
—Ну там, где ты сейчас.
—Сейчас я здесь с тобой. — ответил голос и я понял, что больше мне от него ничего не добиться.
—Ладно, что мне делать, куда идти? — громко спросил я.
—Иди куда шел. — спокойно ответил голос.
—Так я же понятия не имею где я и куда шел!
—И я не имею...
—Тогда какой от тебя толк? — возмутился я.
—Я твой друг.
—Понятно, хорошо что хотя бы не враг..
И тут меня осенило — а откуда я знаю, что он не враг? Может он загипнотизировал меня и пытается выведать коды доступа к моим банковским счетам. Хочет украсть мои деньги! Негодяй, да я за деньги маму родную не пожале...ю или л?

Вдруг мне стало припоминаться что-то очень мерзкое, то, о чём я когда-то пытался забыть. Даже посещал для этого экстрасенса. И теперь это гадкое успешно забытое воспоминание неудержимо рвалось наружу.

Дело в том, что оказывается я был очень не бедный человек. Точнее говоря — у меня было очень много денег, гораздо больше чем нужно. Я их конечно тратил, покупал всё, что мог купить. Но при этом всегда боялся что когда-нибудь они кончатся. Болезненно переживал за каждую истраченную копейку, копил, откладывал, инвестировал, ссужал под проценты, зарабатывал. Всё своё свободное время я посвящал зарабатыванию денег. Я безмерно радовался когда очередной ноль добавлялся к цифре суммы моего состояния.

А ведь всё началось с мамы. Именно она привила мне эту страсть к деньгам. Помню, как в детстве мы жили чуть ли не впроголодь, потому что она растила меня одна. Мой отец погиб когда мне было восемь. Ей некому было помочь, никаких родственников у нас не было. Мы с ней были одни на всем белом свете. Она конечно периодически жила с какими-то мужчинами, но папой никого из них меня называть не заставляла, да и вообще — относилась к ним пренебрежительно. Никто из её сожителей никогда долго не жил вместе с нами. Можно сказать, что все они были её гостями.

Когда я подрос в СССР случилась Перестройка, Гласность, Приватизация. В то время моя мама состояла в сожительстве с одним типом, как теперь принято говорить — криминальным авторитетом по прозвищу Лимон. К началу 90-х, когда я заканчивал школу, этого авторитета грохнули и моей маме досталось всё его наследство. Она конечно не стала претендовать на его ларьки, магазины и бензоколонки. Просто взяла несколько чемоданов с деньгами, которые Лимон почему-то хранил у нас и переехала со мной в Москву. Я даже не успел закончить школу. Аттестат о среднем образовании пришлось покупать вместе с новыми паспортами.

Мама все очень грамотно провернула: Чтобы ни нас ни деньги никто не искал, прежде чем уехать, она подкупила кого-то в морге, и этот сотрудник задним числом оформил на нас свидетельство о смерти. Благо в те лихие времена его распоряжении всегда было множество свежих трупов. Два в меру обезображенных трупа он и предъявил впоследствии браткам вместо нас.

Дальше всё пошло как по маслу. В Москве мама завела нужные знакомства и раскрутилась. Меня она сначала отправила в Англию, а потом и вовсе забыла о моём существовании. У неё было все, но главное — деньги словно сами притягивались к ней. Ни один кризис не подорвал её финансовое состояние. Напротив, она использовала кризисы в свою пользу. Помню, как за несколько месяцев до дефолта 98-го, мама намеренно взяла несколько ссуд в банках и купила семь или восемь квартир в Москве. А кода грянул кризис, большая часть банков в которых мама брала деньги разорилась. Кредиты потом гасить было проще простого, ведь рубль обесценился тогда больше чем в 20 раз. А недвижимость наоборот резко выросла в цене. Сдаётся мне что у моей мамы был свой информатор из Кремля.

К началу 21-го века у моей мамы были заводы, дворцы, пароходы — словом всё, что полагается нормальному русскому олигарху, но главное — у неё больше не было детей. Поэтому я, вкусив к тому времени прелесть огромных денег, очень хотел заграбастать всё мамино богатство себе.

Мне казалось, что она скупа со мной. Она давала мне деньги, но постоянно требовала от меня отчёта на что я их трачу. Меня это сильно раздражало, постоянно приходилось оправдываться, унижаться, просить.

Однажды дошло до того, что я стал её шантажировать. Я заявил что поеду в наш старый город, разыщу там обманутых ею бандитов и всё им расскажу. Мама тогда очень рассердилась на меня. В конце концов мы договорились с ней так — она отдаёт мне четверть своего капитала и больше я ей не сын. Разумеется, я с радостью согласился на такие «жирные» условия и за несколько лет промотал все эти деньги.

Предчувствуя надвигающуюся бедность, я конечно не мог смириться с тем, что мне возможно придется работать, а это тогда для меня было страшнее самого ужасного ужаса. И я отправился к маме. Она к тому времени разбогатела еще больше. Теперь у нее было столько денег, сколько даже представить себе трудно. И я поступил очень подло:

Притворившись, что соскучился, потому и приехал, я пустил слезу раскаяния и мама конечно сразу простила меня. Мы вновь стали семьёй, я помогал ей в её бизнесе, и она радовалась этому как ребёнок. Втеревшись к ней в доверие, я стал её другом, деловым партнёром, преданным слугой и доверенным лицом. Она доверяла только мне, я же всё это время мучительно желал ей смерти.

В марте 2005 её не стало. Получив в наследство мамину империю, я наконец успокоился и страстно увлёкся процессом зарабатывания денег. Мне нравилось их преумножать, я хотел стать самым богатым человеком в мире.

В 2007 женившись на дочке одного крупного финансового магната, я значительно преумножил свой капитал. С женой я почти не виделся и практически никогда не жил под одной крышей. Так что Лена сейчас знать не знает, где я и что со мной. Даже если я сейчас сплю, то скорее всего рядом со мной спит другая женщина, надеюсь до мужиков я никогда не опускался...

Так вот значит кто я такой на самом деле!

Последнюю фразу Я произнёс вслух. Хотя, почему только последнюю? Вероятно я все свои воспоминания бормотал вслух, так?
—Да. — подтвердил голос.
—Это что, расплата за мои грехи?
—Нет.
—Но я смогу вернуться обратно? Уйти отсюда?
—Да, если ты действительно этого хочешь...
—Конечно хочу! — заорал я и в это мгновение увидел, как темнота разверзлась передо мной...

Свет обжигал, я всеми силами упирался, но что-то вытягивало меня наружу. Я даже не сразу понял, что давно слышу чьи-то голоса вперемешку с пронзительными женским криком.
—Мальчик! — кто-то сказал басом. Я открыл глаза и заорал что есть силы, громко, отчаянно, истошно. Надо мной склонились какие-то огромные люди в белых колпаках и масках. Они вытирали меня...

—Сейчас тебе перережут пуповину и ты меня больше не услышишь. Всё, о чём ты только что рассказал мне я буду помнить вместо тебя. Живи!

Февраль 2012 год.


Автор: 
bukentagen
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)
v-i-d-e-o+2014-В-и-д-е-о+
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. 2010—2017 © «Вирши.рф»